Глава 2. СМЫСЛ

I

Во второй главе мы тоже все еще не занимаемся узкой областью теории социальных систем. В ней рассматривается тема, связанная с психическими и социальными системами — психическими как конституированными на основе единой (самореферентной) связи сознания и социальными системами, построенными на базе единой (самореферентной) связи коммуникаций. Иные виды систем здесь не принимаются во внимание.

Психические и социальные системы возникли в ходе ко-эволюции. Соответственно системы одного вида есть необходимый окружающий мир систем другого вида. Обоснованием данной необходимости выступает эволюция, обеспечившая возникновение разных систем. Индивиды не могут возникать и жить без социальных систем, справедливо и обратное1. Ко-эволюция привела к общему достижению, используемому как психическими Глава 2. СМЫСЛ, так и социальными системами. От него зависят системы обоих типов, оно обязательно выступает необходимой, неопровержимой формой их комплексности и самореферентности. Мы называем это достижение «смыслом».

1 Отсюда, конечно, не следует традиционный вывод о том, что человек как социальное животное является частью общества и что, таким образом, общество «состоит из людей». Теорию систем, обрисованную в первой главе, невозможно развивать из такой предпосылки. Поэтому ее сторонник с гуманистической установкой должен стать противником универсалистских претензий теории систем.

Уже «бихевиоризм» преодолел одностороннее определение понятия смысла, связанного с сознанием, — правда, лишь с помощью противоположного понятия «поведение», которое со своей стороны недостаточно, так как ( 1 ) слишком сильно ограничивает Глава 2. СМЫСЛ и (2) незаслуженно выдвигает в качестве основы смысла консенсус и согласованное поведение2. Вместо солидаризации с этим было бы лучше прежде всего избегнуть всякой ссылки на объект, всегда неизбежно что-либо отбрасывающей, и ввести понятие смысла как «не имеющее различий» и вместе с тем подразумевающее себя3. Чем является смысл (мы сейчас не касаемся вопроса о том, что он обеспечивает), лучше всего можно показать в форме феноменологического описания4. Попытка дать определение не устроила бы, так как сам вопрос предполагает, что вопрошающий знает, о чем идет речь5.

Феномен смысла появляется в форме избытка указаний на дальнейшие возможности переживания и действия. Что Глава 2. СМЫСЛ-то находится в центре внимания, намерения, а иное отмечается лишь маргинально как горизонт «и-так-далее». Все, что входит в намерение, в та-

2 Последствия отклонения от верного пути «натуралистической» теории смысла можно изучить на примере философии Дж. Дэви. Ср., напр.: Dewey J. Experience and Nature. 2 ed. New York, 1958. P. 179 (переиздание 2-го издания): «Полагание... это не психическая сущность, а прежде всего свойство поведения». Уже «свойство» является несоответствующим, а тем более — отнесение к поведению, которое может придавать смысл самому себе, лишь ссылаясь на что-либо иное.

3 Это предложение дискутируется, однако в большинстве случаев его не понимают, отдавая предпочтение эмфатическому понятию смысла Глава 2. СМЫСЛ, отделяемому от голой природы. См., напр.: Sauter G. Was heist: nach Sinn fragen? Eine theologisch-philosophische Orientierung. München, 1982; Köhler J. Die Grenze von Sinn: Zur strukturalen Neubestimmung des Verhältnisses Mensch —Natur. Freiburg, 1983.



4 Язык этого описания внушает психическую системную референцию. Однако от этого все-таки нужно и можно абстрагироваться. Гуссерль абстрагировался в направлении теории трансцендентального субъекта. Мы — в направлении общей значимости для личностных и социальных систем. Это означает, что такие понятия, как интенция, указание, ожидание, переживание, действие, обозначают в данной работе элементы структуры, из которых могут состоять как психические, так и социальные системы. Таким образом, терминология Глава 2. СМЫСЛ еще не связывает нас на этом уровне образования теории с одной из системных референций, исключая другие.

5 Так, см.: Smedslund J. Meanings, Implications and Universals: Towards a Psychology of Man // Scandinavian Journal of Psychology 10 (1969). P. 1—15. Однако в таком случае посредством этого аргумента Смедслунд опрометчиво отказывается и от попытки феноменологического описания.

Как бы ни объясняли такое положение вещей, как бы ни меняли объяснения на основании исследований, в самореферентно-закрытых системах смысла оно должно быть осмысленно сформулировано. Смысловым системам в принципе доступно все, но лишь в форме смысла. В этом отношении универсальность не означает исключительности. Однако все, что может быть воспринято и обработано в Глава 2. СМЫСЛ мире смысловых систем, должно принимать эту форму смысла, чтобы иначе не оставаться мгновенным импульсом, мрачным настроением, даже шоком без связности, коммуникабельности и системного эффекта.

II

При таком статичном описании смысла возникла бы совершенно неудовлетворительная картина. Даже включение в феноменологию смысла темпорального измерения, например через понятие движения, все еще оставляло бы впечатление того, что смысл доступен как некая данность, о которой можно судить, есть она или нет. Однако во всяком переживании смысла и тем самым в любом описании и понятийной проработке, направленных на фиксацию этого феномена, в основе лежит момент беспокойства. Смысл сам вынуждает себя к изменению. В таком Глава 2. СМЫСЛ случае постижим ли результат как течение, процесс, движение, уже есть вопрос семантической обработки, не вполне удовлетворенной существующим положением вещей; поэтому при всех межкультурных сравнениях уже здесь следует проявлять осторожность, так как культуры могут расходиться уже в семантике первичной обработки этой необходимости самоизменения.

Вплоть до Нового времени мир описывали с помощью предметной схемы13. Предполагалось нечто, учреждающее единство элемента смысла. Можно сказать, что смысл использовался, но не понимался. В качестве описания мира схема вещей имела универсальное значение. Соответственно в роли основного различия выступало различие res corporales/res incorporales*, обеспечивавшее обобщение схемы. Так, в нее могли быть включены душа и разум, преходящее и непреходящее. С Глава 2. СМЫСЛ помощью понятия идеи можно было копировать предметную схему для использования в ментальных операциях.

13 Нижеследующие рассуждения могли бы быть разработаны с учетом социально-структурной эволюции общественной системы как социология знания эволюции смысла. Однако они служат здесь лишь очищению от возможных и исторически оправданных предварительных толкований.

* Вещь телесная и вещь бестелесная (лат.). — Прим. отв. ред.

неактуальности. Неактуализируемое может сохраняться как возможность в ходе ре-виртуализации и включаться в новые горизонты.

Таким образом, смысл в целом выступает своим развертыванием согласно основоположениям различий, а именно различий, не заданных в качестве таковых, а приобретающих свою оперативную применимость (тем более, конечно, свою понятийную формулировку) исключительно Глава 2. СМЫСЛ из самой осмысленности. Самодвижение феномена смысла является аутопойезисом по преимуществу. На этой основе всякое событие (сколь бы кратким оно ни было) может приобрести смысл и стать элементом системы. Тем самым утверждается не нечто вроде «чисто духовной экзистенции», а, пожалуй, закрытость взаимных указаний в процессе самовоспроизводства. В этом отношении смысловые движения автономно конституированы в качестве функции содействия получению и переработке информации. У них есть свой радиус действия, своя комплексность, свой темп. Однако смысловые движения, конечно, не существуют в вакууме либо в царстве духа. Они не пережили бы разрушения жизни, ее химических и физических основ. Однако эта зависимость в отличие Глава 2. СМЫСЛ от вышеупомянутых схем различий не является оперативной предпосылкой смысла как феномена. Таким образом, смысл обеспечивает комплекс качеств, необходимый для образования системных элементов, а именно возможность определять себя через указания на иные элементы системы. Самореференция, избыточность и излишек возможностей гарантируют неопределенность, необходимую для этого. Ориентация на семантически фиксированные различия управляет этим аутопойетическим процессом определения смысла, в котором она в то же время учитывает и оформляет тот факт, что посредством любого отбора того, что актуально по преемственности, исключается нечто иное17.

III

Мы обозначили смысл как процессирование в соответствии с различиями. Можно было бы сказать: процессирование себя. Такая формулировка проблемы смысла дает повод Глава 2. СМЫСЛ точнее определить, что именно осуществляется. Допустим, что все, что осуществляется посредством смысла, должно иметь смысл, но все-таки остается во-

17 Barel Y. Le paradoxe et le système: Essai sur le frantastique social. Grenoble, 1979. P. 185 ff. — Автор называет это (пока что) исключенное оттеснение «потенциализацией». Тогда эмерджентность новых форм можно объяснить обращением к ранее потенциированным состояниям смысла.

прос, каким образом это высказывание может вывести за пределы голой тавтологии. Для этого пригодно понятие информации.

Информацией здесь следует называть событие, определяющее состояния системы. Это возможно лишь на основании структур, ограничивающих возможности и предварительно отбирающих их. Таким образом, информация предполагает структуру, но сама Глава 2. СМЫСЛ она является не структурой, а лишь событием, актуализирующим использование структур18. События являются элементами, фиксированными во времени, что мы еще рассмотрим подробнее19. Они наступают лишь единожды и в малый отрезок времени, необходимый для их появления (specios present*). События идентифицирует осуществление во времени, т. е. они неповторимы. Именно поэтому они подходят друг к другу как элементарные единицы процессов20, что теперь легко подтвердить на примере информации. Информация, повторяемая с неизменным смыслом, уже не есть информация. При повторении она сохраняет свой смысл, но теряет информационную ценность. Например, сообщение в газете, что курс немецкой марки поднялся, уже прочитанное в другой газете, не имеет информационной ценности Глава 2. СМЫСЛ (не меняет собственного состояния системы), хотя структурно предлагает тот же выбор. Вместе с тем информация, исчезая как событие, не пропадает. Она поменяла состояние системы, произвела тем самым структурный эффект, а система в таком случае реагирует и на эти измененные структуры, реагирует с их помощью21.

18 Часто обнаруживаются противоположные мнения, но обычно без эксплицитного решения вопроса, является информация структурой или событием. См., напр.: Böhme G. Information und Verständigung // Offene Systeme I: Beiträge zur Zeitstruktur von Information, Entropie und Evolution / Hrsg. E. von Weizsäcker. Stuttgart, 1974. S. 17—34 (18).

19 Ср. гл. 8, III.

20 Можно лишь вообразить путаницу в процессе при повторении одного Глава 2. СМЫСЛ и того же. В таком случае процесс продолжался бы и в то же время (и вместе с тем не в то же) начал бы свое повторение!

21 Эта связь информационного события и измененного способа операций предстает в качестве «памяти» лишь для наблюдателя. Сама система воспроизводит себя только в настоящем и для этого не нуждается в памяти. Однако при известных условиях она может наблюдать себя, приписывая себе «память» или даже «плохую память». В таком случае из самонаблюдения можно снова получать актуальную и неожиданную информацию о своем состоянии. Однако это ничего не меняет в том, что обозначаемое памятью существует лишь для Глава 2. СМЫСЛ наблюдателя. Тот, кто не признает этого, не может использовать представленное здесь понятие информации. Ср. в связи с этим также: Maturana H. R. Erkennen: Die Organisation und Verkörperung von Wirklichkeit. Braunschweig, 1982. S. 60 ff.

* Зримый подарок (лат.). — Прим. пер.

возможна лишь в системе, лишь благодаря ее самореференции, ее схеме восприятия. Однако система может приписать информацию окружающему миру. Информация предстает как отбор из области возможностей, который проектирует сама система и расценивает их как релевантные; но она предстает и как отбор, осуществляемый не системой, а окружающим миром. Информация переживается, а не добывается. Тем самым система может набрать дистанцию от окружающего Глава 2. СМЫСЛ мира, благодаря чему и отдаться его влиянию. Она может обусловливать свое отношение к нему, все-таки при этом оставляя за ним решение о том, когда и какие условия заданы. Так, если заранее решили25, что важно количество, например вес, а затем обнаруживается, что банка мармелада весит всего 430 граммов (недовес), то можно либо жаловаться, либо вернуть товар, либо больше не покупать его, либо вообще никак не реагировать.

Если смысл и информация выступают доступными достижениями эволюции, то может начаться собственная эволюция смысла, пробующая практически, какие схемы получения и переработки информации оправданы с точки зрения возможностей присоединения (прежде всего, в прогностическом и деятельностном отношении). Лишь Глава 2. СМЫСЛ благодаря такой эволюции смысл может приобрести форму и структуру. Все дальнейшие рассуждения данной главы основаны на том, что такая история смысла уже сформировала структуры, с которыми мы сегодня работаем как с очевидными.

IV

Таким образом, какая-либо система, конституирующая смысл, не может отказаться от осмысленности всех своих процессов. Однако смысл указывает на дальнейший смысл. Циркулярная закрытость этих указаний предстает в своем единстве как конечный горизонт всякого смысла — как мир. Поэтому мир обладает такой же неизбежностью и неотрицаемостью, какой и смысл. Любая попытка мысленно переступить смысл лишь расширяет его; она должна учи-

25 В литературе подобное предварительное решение часто характеризуется Глава 2. СМЫСЛ (несколько утрированно) как вопрос, ответ на который дает затем понятие информации. Однако решающее значение имеет лишь то, что может быть задана (либо образована при поступлении информации — скажем, констатации, что пьяный шатается) схема различия. Соответственно «опытом» можно назвать способность воспринимать неожиданные информационные сообщения как хорошо знакомые и подчинять их схеме различия, придающей им информационную ценность, с которой можно работать (официант в джинсах, следовательно, попали не в ресторан).

тывать смысл и мир и поэтому быть тем, чем стремится не быть/ Гуссерль описывал это положение вещей метафорой «горизонта», не вдаваясь в подробный анализ самореференции всего смысла.

Все доказательства этого высказывания уже должны предполагать его, они Глава 2. СМЫСЛ не могут оперировать иначе, нежели посредством рефлексии в мире о мире. Поэтому мы исходим из феноменологического описания смыслового опыта и конститутивной связи смысла и мира, но не обосновываем это описание наличием сверхмирового субъекта, предшествующего ему (от которого каждый узнает, что он существует в виде сознания), а понимаем его как самоописание мира в мире. Историческая семантика понятий мира отражала этот двойной статус мира как содержащего себя самого в качестве описания и одновременно по-разному трансцендирующего — например, как soma toũ kôsmou*, как machina mundi**, либо также как отношение к Богу, который везде познаваем как центр мира и нигде — как его Глава 2. СМЫСЛ граница.

Всякое самонаблюдение и самоописание является в конечном счете различием, дистинктирующей операцией. Поэтому самоописание мира должно характеризоваться посредством основного различия. Для этого в качестве последней действенной формы принимается во внимание лишь различение смысла и мира.Единство смысловой конституции мира (мировой конституции смысла) артикулируется для феноменологического описания как различие и в этой форме может служить получению информации.

Отношение смысла и мира может быть описано также и понятием децентрирования26. В качестве смысла мир доступен повсюду — в любой ситуации, детализации, в какой угодно точке на шкале от конкретного к абстрактному. Из любой исходной точки можно продвигаться к любым иным возможностям мира Глава 2. СМЫСЛ; именно об этом свидетельствует мир, манифестированный в любом смысле. Этому соответствует ацентрическое понятие мира27.

В то же время мир есть большее, нежели лишь сумма всех возможностей осуществления смысловых указаний. Он есть не только

26 Мы не подразумеваем понятие децентрирования эгоцентрически определенной системы мира Пиаже, ибо исходим не из субъекта. Однако связи очевидны. Психические и социальные системы могут посредством научения либо эволюции набирать дистанцию в отношении себя, потому что всякий смысл открывает децентрированный доступ к миру. Пиаже предполагает используемое здесь понятие в качестве условия возможности эгоцентрического децентрирования.

27 О его образовании ср.: Lovejoy A. О. The Great Chain of Being: A Глава 2. СМЫСЛ Study of the History of an Idea. Cambridge Mass., 1936; переиздано: 1950. P. 108 ff.

* Мировое тело (греч.). — Прим. пер.

** Машина мира (лат.). — Прим. пер.

чать структуру указаний и знаковую структуру30. Функция знака всегда требует указания на нечто определенное при исключении самореференции. Она требует асимметризирования базальной, рекурсивной самореференции. Иначе говоря, не существует ни знака мира, ни знака, обозначающего себя. Однако то и другое, универсальность и самореференция, есть обязательные свойства смысла. Поэтому смысл является основополагающим предметным содержанием: чтобы выполнять свою функцию, знак должен иметь смысл, но смысл не есть знак. Смысл образует контекст любого обозначения, conditio sine qua non * его асимметризирования, однако в качестве знака смысл Глава 2. СМЫСЛ понимался бы лишь как знак самого себя, т. е. как знак неисполнения функции знака.

V

Таким образом, смысл является всеобщей формой самореферентной установки на комплексность, которую невозможно охарактеризовать через какое-либо определенное содержание (исключая при этом другое). Обозначенную тем самым структуру в более ранних общественных системах понимали иначе, последствия чего ощутимы вплоть до сегодняшней дискуссии о понятии смысла. Староевропейская традиция поддерживала понятие реальности, связанное с благом и совершенством, подчиняла ему «сущностные» смысловые отношения31. Этим были обозначены границы совместимости и феномены, выпадающие из порядка, а при переходе к Новому времени тем самым иногда фиксировался мир, разрушающийся, теряющий свой порядок. В Новое Глава 2. СМЫСЛ время были приняты соответствующие

30 Это различение подготовлено анализом отношения выражений и признаков у Гуссерля. Ср.: Husserl Е. Logische Untersuchungen H, I, 3. Aufl. Halle, 1922. S. 23 ff.

31 Такая точка зрения подвергнута критике в: Hübner W. 1) Perfektion und Negation // Positionen der Negativitat, Poetik und Hermeneutik VI / Hrsg. H. Weinrich. München, 1975. S. 470-475; 2) Die Logik der Negation als ontologisches Erkenntnismittel // Ibid. S. 105—140. Несомненно, что в понятиях отрицания и в философских теориях имелось много больше, нежели просто метафизика совершенства. Однако такие представления, как космос, совершенство, творение на благо, словно обладали преимуществом убедительности, в отношении которого скепсис если и был возможен, то, например Глава 2. СМЫСЛ, в качестве формулировки, а не теории. Это, не в последнюю очередь, обнаруживается и в религиозном предустановлении, выраженном в понятии annihilatio.

* Непременное условие (лат.). — Прим. пер.

логии. Лишь в осмысленно организованном мире социальное измерение всякого смысла направляет внимание на то, что некоторые другие системы обладают осмысленным переживанием, а некоторые — нет.

Лишь в случае социальной рефлексивности, когда речь идет о переживании переживания и действия других систем, в поле зрения оказывается особая форма переработки смысла, которую называют «пониманием». Само схватывание смысла еще не есть понимание в этом строгом значении35. Скорее, понимание возможно, если переживание смысла или осмысленное действие проецируют на иные системы с собственным Глава 2. СМЫСЛ различием «система/окружающий мир». Лишь с помощью данного различия переживание трансформируют в понимание, и это также лишь в том случае, если одновременно учитывают, что другие системы различают самих себя и свой окружающий мир столь же осмысленно. Подобное положение вещей можно сформулировать также, исходя из понятия наблюдения. Наблюдением является всякое оперирование с различением36, т. е. наблюдение также есть базовая операция понимания. Однако понимание осуществляется лишь в том случае, если используется определенное различение, а именно различение «система/окружающий мир» (а не только форма/фон, текст/контекст), и на это различение проецируют смысл, воспроизведенный самореферентно-закрытым образом. Лишь понятие смысла, концепция Глава 2. СМЫСЛ системы и окружающего мира и самореференция, вместе взятые, поясняют область применения особой методологии понимания.

При возвращении к более общему, обыкновенному универсальному понятию смысла, пересекающему границы понимания, возникает однако вопрос о «функциональности» такого понятия, которое больше не относится к (имеющимся) субъектам и контекстам. Во-первых, нам нужно точнее описать способ функционирования. Это может быть выполнено с помощью понятия (самореферентного) различия. Во-вторых, мы должны прояснить декомпозицию такой абстракции, как «смысл». Это осуществляется с помощью понятия смыслового измерения.

Тем самым мы можем отказаться и от понятия субъекта. Этим не восстанавливается первенство предметного измерения; оно снимается не противопоставляемым ему субъектом Глава 2. СМЫСЛ, а тем, что мы рассмат-

35 Мы уходим здесь от обыденного словоупотребления в интересах более точного определения «понимания вызываемого действия». В обиходе говорят, что понимают, откуда на южном побережье Исландии берется древесина, хотя на острове деревья не растут.

36 Ср. с. 69 данного издания.

риваем предметные ссылки лишь как одно из многих измерений смысла. Они не противопоставляются субъекту, а обязаны, если смысл должен быть комплексным, связываться с временными и социальными смысловыми указаниями сложными взаимозависимостями.

VI

Принцип работы смысла понимается недостаточно, если он связывается с идентичностью, которая придает легитимность осмысленному — будь оно космосом, совершенным в себе, либо субъектом, либо контекстом, определяющим смысл. Такой идентичности требуется Глава 2. СМЫСЛ различение осмысленного и бессмысленного, которое она не может реализовать в качестве идентичности. Происхождение такого различения остается неясным, остается проблемой теодицеи.

Вместо этого мы исходим из того, что во всяком смысловом опыте сначала имеется различие, а именно различие актуально данного и возможного на основе этой данности. Это основное различие, которое с необходимостью воспроизводится во всяком переживании смысла, придает ему информационную ценность. В процессе дальнейшего употребления смысла выясняется, что имеет место то, а не иное; что переживают, коммуницируют, действуют так, а не иначе; что преследование определенных дальнейших возможностей либо оправдано, либо нет. Это является основным различием актуального и горизонта возможностей, позволяющим ре Глава 2. СМЫСЛ-дифференцировать различия между открытыми возможностями; постигнуть, типизировать их, схематизировать и придать информационную ценность последующей актуализации. На этом основании для упорядочения различий вводят такие идентичности, как слова, типы, понятия37. Они служат зондами для прощупывания того, что именно проявляется как отличие от другого; и тогда, конечно, — чтобы удерживать и воспроизводить проявившееся.

37 Одним из источников такого понимания является, как известно, Соссюр, согласно которому понятия «чисто дифференциальны, т. е. определяются не положительно — своим содержанием, но отрицательно — своим отношением к прочим членам системы. Их наиболее точная характеристика сводится к следующему: быть тем, чем не являются другие» (Saussure F. de.Cours de linguistique gén Глава 2. СМЫСЛérale. Paris, 1973. P. 162). (Перевод цитаты заимствован из: Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики / Ред. Ш. Балли и А. Сеше; Пер. с фр. А. Сухотина. Екатеринбург, 1999. С.117. — Прим. отв. ред.) При этом понятийная форма уже является мощной специализацией, обеспечивающей работу с более смелыми различиями, по сравнению с тем, что обычно дает идентичность.

теории этого различия, со своей стороны, вновь может обеспечивать консенсус или диссенсус55. Тем самым здесь также посредством аранжировки, специфичной для данного измерения, предыдущее различие наделяется смыслом, а значит, приспосабливается к оперативным возможностям самореферентных систем. Если социальное измерение уже имеется, то оно всегда обеспечивает постоянно сопровождающее его сравнение того Глава 2. СМЫСЛ, что могут и могли бы пережить другие, либо то, как они могли бы выстраивать свои действия.

Как в предметном измерении предметная схема упрощает отношения к миру, так и социальное измерение сливается с моралью. Реалистика соответствует моралистике миропонимания. В обоих случаях указание на «и-так-далее» заменяется в горизонтах иного переживания и действия ограничениями комбинаций. Мораль обозначает условия, при которых индивиды могут либо не могут уважать себя и других56. Она свертывает слишком широкие наличные возможности, пытаясь подчинить общественное согласие если не «нравственному закону», то хотя бы обозримым условиям взаимного ограничения.

Для обществ, становящихся все более комплексными, общее программирование социального Глава 2. СМЫСЛ измерения в форме морали становится все более неадекватным — отчасти потому, что зона толерантности морали должна быть растянута слишком широко, отчасти потому, что все исключенное должно быть нравственно дискредитировано; а на практике еще и потому, что и то и другое происходит одновременно, и поэтому мораль плюрализируется. Это не означает, что мораль постепенно исчезает. В повседневной жизни ориентация на условия уважения и неуважения необходима так же, как и ориентация на вещи. Однако проблематика социального измерения выходит далеко за пределы этого, и в конце концов всякая мораль оказывается относительной в тех горизонтах, в которых ей может быть задан вопрос, почему некто переживает, судит, действует Глава 2. СМЫСЛ таким образом, и что это значит для других.

55 Здесь особенно уместно напомнить восходящую к античной традиции двойственную концепцию дружбы (мыслимой для системы взаимодействия) и общности (для общественной системы), которые затем были, скорее, метасемантически реинтефированы посредством представлений о совместной жизни в городе или в кодексах поведения высших слоев. Подробнее об этом см.: Luhmann N. Wie ist soziale Ordnung möglich? // Luhmann N. Gesellschaftsstruktur und Semantik. Bd 2. Frankfurt, 1981. S. 195— 285.

56 Подробнее об этом см. гл. 6, VII в связи с темой взаимопроникновения.

VII

Гуссерль описывал лишь феноменологически то, что мир, хотя и представляет собой бесконечный горизонт, обеспечивает собственную определенность. Это непосредственно приводит Глава 2. СМЫСЛ к представлению о типизации или связи с ней всякого переживания и действия, с которым затем феноменологическая социология продолжала работать57. Однако самореференция бесконечного в направлении спецификации не может быть понята в достаточной мере как голое содержание опыта и условие познаваемости. Представленная здесь декомпозиция мира по смысловым измерениям и приписывание каждому из них двойного конститутивного горизонта обеспечивают дальнейшие аналитические шаги, прежде всего способствуют более четкому описанию условий возможности определения смысла.

В соответствии с основными представлениями теории эволюции мы не считаем, что мир сам себя ре-специфицирует к определенности, а, скорее, исходим из наличия механизмов, которые, действуя по каким бы то ни Глава 2. СМЫСЛ было причинам, производят достаточную определенность. Для этого процесса непрерывного самоопределения смысла различие смысла и мира формируется как различие порядка и помех, информации и шума. И то и другое есть и остается необходимым. Основой операции выступает и остается единство различия. Это может быть недостаточно акцентировано. Предпочтение смысла миру, порядка — помехам, информации — шуму является всего лишь предпочтением. Оно не делает противоположности ненужными. В этом отношении смысловой процесс живет за счет хаоса, питается беспорядком, распространяется шумом и требует для всех технически точных, схематизированных операций «исключенного третьего»58. Типизация сущностных форм, с помощью которой в таком случае фактически ориентируется повседневное поведение, есть результат Глава 2. СМЫСЛ предшествующих определений смысла, которые не могут быть отнесены ни миру в смысле онтологии сущностных форм, ни субъекту в смысле теории конституции. Ско-

57 Ср.: Husserl Е. Erfahrung und Urteil, а. а. О., в частности S. 398 ff.; Schutz A. Collected Papers. 3 Vol. Den Haag, 1962 ff., passim, в частности Bd Ill. P. 92—115; Schutz A., Luckmann T. Strukturen der Lebenswelt. Neuwied, 1975.

58 Постоянные ссылки на это относятся к методологическому «стилю» Э. Морина. Ср. также: Allan H. Entre le cristal et la fumée: Essai sur l'organisation du vivant. Paris, 1979; Serres M. Der Parasit, dt. Übers. Frankfurt, 1981; Dupuy J.-P. Ordres et Désordres Глава 2. СМЫСЛ: Enquête sur un nouveau paradigme. Paris, 1982.

сyс на этом уровне не отменяет тотчас с необходимостью также вещи, личности или события предметного измерения.

Здесь, как и в других случаях, очевидно, что схематизация допускает грубые упрощения и сокращения ради обеспечения возможности присоединения. Как переживание не существует без действия, постоянство — без изменчивости, так и Ego не существует без указания на Alter и без эмпирического обеспечения того, что Alter есть alter Ego. Однако дальнейший процесс требует сокращения этих взаимоотношений указаний до одного пункта, соответственно сжатия информаций и поглощения неопределенности; тем самым в дальнейшем процессе в распоряжении новых соотнесений появляется нечто определенное. Именно постоянные флуктуации связей Глава 2. СМЫСЛ в коммуникативном процессе, как в мозгу, требуют достаточной моментальной определенности, способной стать рискованной, так как в случае необходимости ее можно снова устранить. Схематизмы вынуждают к нереалистичным выборам и тем самым структурируют непрерывное самоупрощение системы, не детерминируя его.

То, что схематизация в каждом измерении опосредуется через отнесение, в конечном итоге означает, что она должна содержаться в качестве предпосылки во всех процессах коммуникации. О схематизации и о выборе, открывшихся благодаря ей, не коммуницируют. Сделанное предположение уже не является предметом коммуникации, а просто используется. Это ускоряет коммуникативный процесс и не стимулирует его к далеко идущим отрицаниям. Если кто-либо говорит «я Глава 2. СМЫСЛ», то специально не обсуждают, не подает ли он себя в качестве (зависимого) «ты» иного «я». Выигрыш в скорости и непрерывность процесса при сохранении открытости обратных тематизаций — вот функции схематизмов. Таким образом, они в целом снова приобретают функциональное отношение к проблемам времени, поставленным через различение системы и окружающего мира63.

VIII

Предметное, временное и социальное измерения не могут выступать изолированно. Они вынуждены к комбинации. Их можно анализировать порознь, но в каждом реальном подразумеваемом смысле они предстают втроем. Исходя из этого, анализ может быть продолжен в двух направлениях. Поскольку оба они быстро попада-

63 Ср. выше, гл. 1, с. 77 и следующие данного издания.

ют в зависимость Глава 2. СМЫСЛ от анализа с позиций теории общества, их можно обозначить здесь лишь вкратце.

Первый основной момент: различимость предметного, временного и социального измерений и даже масштаб их дифференциации друг относительно друга являются результатом социокультурной эволюции, т. е. меняются вместе с общественной структурой64. Пожалуй, наиболее важным эволюционным достижением, вызывающим данное разъединение смысловых измерений, является изобретение письменности65. Благодаря ей коммуникация становится сохраняемой, независимой от живой памяти участников интеракции и даже от интеракции вообще. Такая коммуникация может дойти до того, кого сейчас здесь нет, причем время ее поступления можно выбрать практически каким угодно, иногда даже без организации интеракционных цепочек (курьеров, слухов, рассказчиков Глава 2. СМЫСЛ). Коммуникация, хотя по-прежнему требует действия, освобождается в ее социальных эффектах от времени первого появления, формулирования. Тем самым при использовании письменности можно увеличить способность к вариациям, свободную от непосредственного давления интеракции, — можно предлагать варианты необозримых социальных ситуаций, не будучи вынужденным присутствовать в них. Это значит также, что предметные и социальные ориентации могут сильнее отличаться друг от друга, и в этом смысле становится возможной «философия» (= коммуникация из радости от самого предмета)66. Более высокие степени свободы, контингентности, инвариантности и изменчивости выступают рука об руку. Зафиксированное письменно является прежде всего несомненным; его меняют, лишь желая этого; но лишь тогда и возможно желать Глава 2. СМЫСЛ этого.

Лишь с разъединением предметного, временного и социального измерений социокультурная эволюция впервые обеспечивает себе

64 Ср. об этом также: Luhmann N. Gesellschaftliche Struktur und semantische Tradition // Luhmann N. Gesellschaftsstruktur und Semantik. Bd 1. Frankfurt, 1980. S. 35 ff.

65 Прежде всего это опять-таки очень медленный процесс, в котором «алфавитизация» письменности маркирует особое препятствие, потому что она (1) способствует быстрому обучению и тем самым ее универсальному распространению и (2) дифференцирует региональные языки по отношению друг к другу и, таким образом, приводит к необходимости переводов. Ср.специально об этом: Havelock E. А. 1) Origins of Western Literacy. Toronto, 1976; 2) The Literate Revolution in Greece and Its Cultural Consequences. Princeton Глава 2. СМЫСЛ N. J., 1982.

66 Это подчеркивается в: Havelock E. A. Preface to Plato. Cambridge Mass., 1963. Ср. также Goody J., Watt I. The Consequences of Literacy // Comparative Studies in Society and History 5 (1963). P. 305—345.

в предметном отношении увеличиваются, возрастает объем исторического сознания, сходным образом возрастает и то, что можно было бы быть обозначить как отрефлектированная социальная чувствительность. Поэтому все труднее опосредовать между собой смысловые измерения и возникает необходимость понимать комплексность лишь в зависимости от контекста либо как предметную, либо как временную, либо как социальную с тем следствием, что соответствующим образом диверсифицируются и стратегии редукции74. Такие далеко идущие дифференциации сегодня возможны не только аналитически. Они Глава 2. СМЫСЛ относятся также к смысловой реальности современного общества как фона сознания. Одним из последствий этого выступает критикуемая эрозия традиционных культур. Другое следствие заключается в распространенных трудностях легитимации и обоснования. Происходит распад обобщений, например в форме противопоставления совершенства и несовершенства либо идеала и реальности, одновременно выполняющих во всех измерениях связующую функцию. Тем самым ни в коем случае не ослабляется отношение каждого измерения к смыслу. Их взаимозависимости сохраняются, они принимают лишь новые формы, подтверждение которых в значительной мере еще отсутствует. На место таких компактных допущений, выполняющих связующую функцию во всех измерениях одновременно, по-видимому, требуется комбинаторное сознание, которое лучше всего можно, пожалуй, охарактеризовать через Глава 2. СМЫСЛ груз последствий выбора. Если определяют себя в предметном отношении (например, когда «инвестируют»), то во временном и социальном отношении это не может иметь произвольных последствий. Если горизонты будущего меняются (например, из-за ускоренной флуктуации отношений приближаются к настоящему), то это влияет как на возможности консенсуса (уже нельзя «удовлетворить» все новых обиженных — ведь все хотят получить все немедленно), так и на то, что в краткосрочном плане еще можно сделать в предметном отношении. Многообразие этих и других комбинационных проблем не исключает возможности исследования конкретных ситуаций, получая крупные обобщения. Однако для груза последствий выбора, сознательно созданного, уже нет какой-либо общей формулы Глава 2. СМЫСЛ блага или истины, так как исходные точки выбора варьируются от измерения к измерению и по-разному переводят последствия структурных решений общественной системы в осмысленность пережи-

74 Однако есть и решения проблемы, связанные именно с этим. Следует вспомнить о повышенной способности к консенсусу искусственных статистических данных, опосредующих предметное и временное измерения.

вания и действия. Системе недостает разума. Его реставрация с учетом избытка контингентности, представляющая собой смысл и непрерывно репродуцируемая как смысл, была бы возможна лишь принудительно. Это также является аспектом пока еще наличной свободы функциональных систем испытывать свои возможности и аспектом открытости эволюционного развития. Именно в самореферентных условиях смысл, больше Глава 2. СМЫСЛ, чем когда-либо, проявляет тенденцию не к планированию, а к эволюции.

IX

Следующий тезис, завершающий рассмотрение понятия смысла, гласит: самореферентное осуществление смысла требует символических генерализаций. При этом понятия символа и символического должны обозначать средства образования единства, а понятие генерализации — его функцию оперативной обработки множественности. Очень приблизительно говоря, речь идет о том, что множество подчиняется единству и символизируется им. Отсюда возникает различие оперативного (процессуального) и символического уровней, которое вообще и обеспечивает самореферентное оперирование75.

Интенции такого образования понятий, включая термин «генерализация», восходят к психологическим исследованиям. Их исходным пунктом было разложение схемы «стимул—реакция» представлением, содержащимся в теории психических систем, о том, что Глава 2. СМЫСЛ состояния или события окружающего мира должны пониматься в самой системе глобально, т. е. генерализованно, так как сенсорная или моторная продуктивность уже недостаточна для их детального пошагового рассмотрения76. Параллельно Парсонс разработал понятие действия, требующее осмысленно-символической генерализации уже на уровне «единичных актов», из которых складываются системы. В соответствии с этим действие возможно лишь благодаря

75 Парсонс сказал бы, что лишь коммуникация обеспечивает генерализацию (см., напр.: Parsons Т. The Social System. Glencoe Ill., 1951. P. 10 ff.; Parsons T., Bales R. F., Shils E. A. Working Papers in the Theory of Action. Glencoe Ill., 1953. P. 31 ff.).

76 Ср. уже в: Pavlov I. P. Conditioned Reflexes: An Investigation Глава 2. СМЫСЛ of the Physiological Activity if the Cerebral Cortex, о. О. (Oxford U. P.), 1927. P. 110 ff.; кроме того, напр.: Hull С. L. Principles of Behavior. New York, 1943. P. 183 ff.; Brown R. Words and Things. Glencoe Ill., 1958. P. 286 ff.; Gibson E. J. A Re-examinatoin of Generalization // Psychological Review 66 (1959). P. 340—342; Stendenbach F. J. Soziale Interaktion und Lernprozeß. Köln; Berlin, 1963. S. 90 ff.

поднимают наверх материалы глубинных слоев указаний на смысловые связи и дают осесть слишком редко используемым.

Генерализация ожиданий в направлении типического или нормативного обладает, следовательно, двоякой функцией: с одной стороны, она осуществляет отбор из совокупности представленных возможностей и Глава 2. СМЫСЛ, таким образом, репродуцирует заложенную в смысле комплексность, не уничтожая ее; с другой стороны, она преодолевает разрывы в предметном, временном и социальном отношении, так что ожидание все еще годно и в том случае, если ситуация изменилась, — обжегшись на молоке, дуют на воду. Поэтому напрашивается вывод, что отбор осуществляется преодолением; что, таким образом, в ожиданиях сконцентрированы указания, подлежащие генерализации и использованию в целях преодоления смысловых разрывов. В качестве отбора генерализация является ограничением возможного и одновременно обнаружением иных возможностей. Как единство обоих этих аспектов она приводит к возникновению структурированной комплексности.

Тезис о связи отбора с преодолением предметных, временных и социальных разрывов, основанной на практическом опыте Глава 2. СМЫСЛ, должен объяснить, как избыточная комплексность используется в процессах эволюционного созидания. С историко-теоретической точки зрения этот тезис замещает допущение о том, что ожидания всегда имеют оценочное либо «катектическое» отношение к объекту80. Возможно, что отбор успешных указаний невозможен без оценивания, либо он оседает в сознании и в коммуникации как оценка, но тогда является лишь способом выражения последующего управления пробами. Теоретически и прежде всего функционально представляет интерес принципиальное обстоятельство — то, что избытки смысла вообще должны быть использованы селективно, и что это «должны» есть «могут» в смысле выбора ожиданий, перекрывающих смысловые разрывы и могущих пробовать себя в качестве генерализаций.

80 Ср Глава 2. СМЫСЛ.: Parsons, Shils, a. a. O. P. 11 ff., 14 ff.; Gross N., Mason W. S., McEachern A. W. Explorations in Role Analysis: Studies of the School Superintendency Role. New York, 1958. P. 58 ff.; Stogdill, a. a. O. P. 63; Foschi, а. а. О., в частности Р. 126. В связи с «катексисом» и «комплексностью» примечательны пассажи Парсонса в: The Theory of Symbolism in Relation to Action // Working Papers, a. a. O. P. 31—62 (41 ff.). Парсонс исходит из того, что для нормативного и катектического отношения к объекту требуются комплексные объекты, ибо только они могут предоставить возможности замены в меняющихся условиях. По сравнению с этим с позиции, представленной здесь Глава 2. СМЫСЛ, напротив, следовало бы сказать, что удачная организация комплексных объектов поддерживается нормированием и «вознаграждается» чувствами.

X

Понятие смысла, презентация которого на этом закончена, мы ввели формально в рамках теории социальных систем, но подчеркнули, что отношение всех операций к смыслу есть неизбежная необходимость как для психических, так и для социальных систем. Системы обоих типов возникли в процессе ко-эволюции. Одна невозможна без другой, и наоборот. Они, если можно так выразиться, выделились на смысле. Смысл является подлинной «субстанцией» этого эмерджентного уровня эволюции. Поэтому не следует, как это делает антропоцентризм, приписывать психическому, т. е. сознательно фиксируемому, некоего рода онтологическое преимущество перед социальным. Ошибочно вообще Глава 2. СМЫСЛ искать «носителя» смысла. Смысл несет себя сам тем, что самореферентно обеспечивает собственную репродукцию. И лишь ее формы дифференцируют психические и социальные структуры.

Понимание этого в отношении социальных систем может проясниться лишь в рамках рассмотрения понятия коммуникации (гл. 4) и связи события и структуры (гл. 8). Однако, предвосхищая это, здесь следует представить по крайней мере основную идею. В конечном итоге психические и социальные системы различаются в соответствии с тем, выбирается в качестве операциональной формы сознание или коммуникация. Этот выбор невозможен для отдельного события, так как в нем сознание и коммуникация не исключают друг друга, а гораздо чаще более или менее совпадают друг Глава 2. СМЫСЛ с другом. Выбор заключается в использовании смысловой самореференции, т. е. в том, через какой дальнейший смысл актуальный смысл указывает на самого себя. Смысл может включаться в последовательность, связанную с телесным ощущением жизни, и тогда предстает как сознание81. Однако смысл может включаться и в последовательность, содержащую понимание других, и тогда он предстает в качестве коммуникации. Актуализируется смысл как сознание

81 Для этого имеет руководящее значение гуссерлевский анализ конституции сознания времени: Husserl E. Vorlesungen zur Phänomenologie des inneren Zeitbewustseins // Jahrbuch für Philosophie und phänomenologische Forschung 9 (1928). S. 367—496. Однако то, что выше названо «связанностью с телесным ощущением жизни», явно обнаруживается лишь Глава 2. СМЫСЛ в философии позднего Гуссерля. В этом вопросе не в последнюю очередь решающим является различие биологических систем (собственного организма) и психической системы. Единство и автономия сознания обусловлены тем, что оно не может сознательно проследить свои физические процессы.

либо как коммуникация, не обнаруживается «лишь впоследствии», а определяется уже соответствующей актуальностью самого смысла, так как он всегда образуется самореферентно и при этом постоянно включает в себя указание на иное как путь указания на него самого.

Хотя и существуют высококомплексные эволюционные предпосылки образования смысла, однако нет каких-либо привилегированных его носителей, нет какого-либо онтического* субстрата смысла. Ни сознание, ни коммуникация не есть претенденты на Глава 2. СМЫСЛ эту роль. Лишь форма их сетевого соединения, которая есть одновременно условие возможности актуальности и условие возможности аутопойетической репродукции, приводит либо к сознанию, либо к коммуникации. Сознание может реализовать себя лишь посредством указания на иное сознание, что верно применительно к другим отношениям и для коммуникации. Следовательно, «носителем», если угодно сохранить этот термин, является различие в смысловых указаниях, в свою очередь имеющее основание в том, что любая актуализация указаний должна быть селективной.

Трудность понимания этого основывается на том, что любое сознание, пытающееся это понять, само является самореферентно закрытой системой и поэтому не может оторваться от сознания. С точки зрения сознания Глава 2. СМЫСЛ коммуникация может быть запущена лишь сознательно и далее также накладываться на какое-либо сознание. Однако для самой коммуникации это не так. Она вообще возможна лишь как событие, трансцендирующее закрытость сознания, — как синтез большего, нежели содержание отдельного сознания. Это опять-таки можно осознать (во всяком случае, для себя), об этом можно коммуницировать (не будучи в своем сознании уверенным, что это удается).

XI

Теория, которая в теоретическом положении о понятии смысла затрагивает психические и социальные системы, сознание и коммуникацию, а также связывает их с базальной самореференцией, содержит следствия для того, что традиционно называют «метафизикой». Следствия касаются двух уровней, связывая их между собой Глава 2. СМЫСЛ: содержательный уровень метафизических теорий и «идейно-исто-

* От греч. ontos — сущее. Онтический — относящийся к порядку сущего (существующего тем или иным способом). — Прим. отв. ред.

рический» уровень их становления в корреляции с развитием общественных структур.

При желании сохранить термин можно было бы назвать метафизику учением о самореференции бытия. Бытие создает в себе отношения к себе; так, физическое — даже тот же физик — использует физическое «чтобы понять себя»82. Метафизикой занимаются на уровне наблюдения за этим, ибо она подчинена физике. Чаще всего во избежание тавтологичных формулировок и/или слишком детального анализа бытие, поскольку оно производит самореференцию, называют мышлением. Тогда можно утверждать, что в Глава 2. СМЫСЛ метафизике речь идет о бытии и мышлении, о мышлении бытия.

В классической системе онтологической метафизики для разделения и связи бытия и мышления используется бинарный схематизм логики. С одной стороны, на уровне языковых формулировок мышление обеспечивает себе дистанцию, отклонение, противоречие; с другой стороны, логика с ее запретом противоречия удаляет из памяти то, что в мышлении расходится с бытием. Мышление осознает себя в качестве сознания и характеризует себя при отклонении от бытия негативно — как ошибка, как заблуждение83. Стремиться к нему грешно.

Структурная зауженность, служащая обоснованием закрытости и безальтернативности этой концепции, заключается в том, что логика как бинарный схематизм подчиняется мышлению Глава 2. СМЫСЛ и одновременно используется для упорядочивания отношений мышления и бытия. Позитивная оценка бытия требует в таком случае негативной оценки отклонений мышления от него и перекалибровки мышления в смысле его приспособления к бытию84. Следовательно, структурная зауженность тем самым изначально служит адаптивному понятию мышления. Поэтому она, с точки зрения социологии знания, убедительна для общества, противопоставляющего себя

82 Spencer Brown G. Laws of Form. London, 1969; переиздано: 1971. P. 105. Ср., кроме того, итоги конференции, посвященной именно этой теме: Self-organizing Systems: An Interdisciplinary Approach / Ed. G. Roth, H. Schwegler. Frankfurt, 1981.

83 Ср. об этом и, в частности, о возврате к нерефлектированной двузначности: Günther G. Metaphysik, Logik Глава 2. СМЫСЛ und die Theorie der Reflexion, а. а. О.

84 Конечно, следует согласиться с тем, что концепция реализуется не так просто. Пожалуй, важнейшая модификация состоит в том, что и за бытием тоже признается возможность негативного, но лишь в форме упущений (steresis, privatio) по отношению к совершенству, предусмотренному самому по себе. (Steresis (греч.) — лишенность, privatio (лат.) — ограбление. —Прим. отв. ред.).

случае требует генерализации, выделения проверяемых ожиданий вместе с сопутствующим поглощением риска. Эта самоабстракция, т. е. самоупрощение, смысла структурирует материал, который может предполагаться смысловыми системами, если они сталкиваются в своем окружающем мире со смысловыми системами. Очевидно, что окружающий мир, также имеющий внутреннюю обусловленность, может быть познан Глава 2. СМЫСЛ и переработан лишь смысловой системой, и лишь в форме смысла. Это справедливо для физических, химических и органических систем окружающего мира, которые сами не оперируют в смысловых формах. Смысловые системы в окружающем мире являются особым случаем, для которого верно, что не только структурированная комплексность в общем, но и генерализации, специфические в отношении смысла, создают предпосылки, при которых окружающий мир является наблюдаемым, понятным и анализируемым для оперирующих самореферентно-закрытых смысловых систем. Еще раз формулируя более узко: это справедливо и для научного анализа, который, будучи от-дифференцирован, образует свою самореферентно-закрытую смысловую систему, которая (помимо всего прочего) занимается смысловыми Глава 2. СМЫСЛ системами своего окружающего мира. Это не вступает в коллизию с постулатом «свобода от ценностей», используемым в науке, так как этот постулат (что бы он ни обозначал в конкретных спорных истолкованиях) символизирует лишь связь всех операций с самореференцией системы науки; тем самым он не отрицает наличия в объекте генерализированных структур и нормативных механизмов, поддерживающих их87.

87 В качестве программы осуществления самореферентных отношений в системе науки постулат «свобода от ценностей» имеет методологическое значение. (Мы считаем такими программами методы!) Однако убедительность, с которой этот постулат может быть применим к методам, зависит и от отношения к предмету, в частности от комплексности теорий в системе Глава 2. СМЫСЛ науки. Он является шагом в направлении свободы от ценностей в той мере, в какой развиваются теории, отказываются от простого тезиса о нормативной конституции социального и продвигаются к более точным высказываниям о функциях норм и ценностей. (2) как действующий агент, он ориентируется на самого себя и на других, а как объект имеет значение для себя и для других во всехважнейших модусах или аспектах... Из этих посылок проистекает фундаментальное положение о двойной контингентности взаимодействия. Результат достижения цели зависит не только от успешного познания и управления акторами объектами окружающей среды, как это происходит в случае изолированных действующих единиц, будь то животное или человек, но Глава 2. СМЫСЛ, поскольку наиболее важные объекты также включены в акт взаимодействия, этот результат зависит и от взаимодействия акторов при вмешательстве в ход событий» (Parsons Т. Interaction: Social Interaction, International Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. 7. New York, 1968. P. 429—441 (436)). Дальнейшую разработку ср. прежде всего в: Olds J. The Growth and Structure of Motives: Psychological Studies in the Theory of Action. Glencoe Ill., 1956.


documentaaxjkxl.html
documentaaxjsht.html
documentaaxjzsb.html
documentaaxkhcj.html
documentaaxkomr.html
Документ Глава 2. СМЫСЛ