ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

От крепкого сна меня резко пробудил далекий звук бьющегося стекла. Я тут же почуяла запах лесного ладана. Мои глаза широко распахнулись.

Айви склонялась надо мной, ее лицо было в считанных дюймах от моего.

– Нет! – воскликнула я, в слепой панике начиная как попало махать кулаками. Один из ударов пришелся Айви в поддых. Она схватилась за живот и упала на пол, с трудом втягивая в себя воздух. Я выбралась из-под одеяла и, не слезая с кровати, встала там на четвереньки. Мои глаза переметнулись от серого окна к двери. Сердце отчаянно заколотилось, и я похолодела от мучительного выплеска адреналина. Лежа на ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ полу, Айви перекрывала мне единственный путь наружу.

– Постой, постой, – выдохнула она. Рукав ее халата упал до локтя, когда она протянула руку, чтобы меня схватить.

– Подлая вампирша, – прошипела я. – Грязная кровососка.

А в следующее мгновение я удивленно затаила дыхание, когда Дженкс – нет, это был Джакс – вспорхнул от подоконника и завис у меня перед носом.

– Простите, мисс Рэйчел, – сказал он, напряженный и растерянный, – но нас атакуют. Феи. – Последнее слово Джакс едва ли не выплюнул.

«Феи, – подумала я в приливе холодного страха, бросая взгляд на свою сумочку. – От фей я своими амулетами не отобьюсь». Они были слишком быстры. Лучшее, что я могла ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ сделать, это попробовать хотя бы одну из них раздавить. Боже ты мой. За всю свою жизнь я никогда никого не убивала. Даже по случайности. Проклятье, ведь я была всего лишь сыскным агентом. Вся суть моей работы заключалась в том, чтобы арестовывать живых, а не мертвых. Но феи…

Тут мой взгляд переметнулся на Айви, и я густо покраснела, поняв, что она делала у меня в комнате. Со всем изяществом, на какое я только могла сподобиться, я слезла с кровати.

– Прости меня, – прошептала я, протягивая Айви руку, чтобы помочь ей встать.

Айви так наклонила голову, чтобы видеть меня из-под черной завесы своих ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ волос. Боль очень слабо скрывала ее гнев. Белая рука буквально выстрелила и дернула меня вниз. Я с визгом ударилась о пол и снова запаниковала, когда крепкая ладонь Айви прикрыла мне рот.

– Заткнись, – прохрипела Айви, дыша мне в щеку. – Хочешь, чтобы нас всех поубивали? Они уже внутри.

Широко распахнув глаза, я прошептала из-под ее ладони:

– Они не могут проникнуть внутрь. Здесь церковь.

– Феи священных земель не ценят, – сказала Айви. – Им просто наплевать.

«Они уже внутри», – подумала я. Видя мою тревогу, Айви отняла свою ладонь от моего рта. Я тут же взглянула на отопительное отверстие от камина. Медленно протянув ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ туда руку, я закрыла заслонку, вздрагивая от скрипа.

Джакс сел на мое прикрытое пижамой колено.

– Они вторглись в наш сад, – сообщил он. Убийственное выражение казалось жутко неуместным на его детском лице. – И они за это заплатят. А я тут с вами сижу. Вроде сиделки у двух таких здоровил. – И юный феек в негодовании перелетел к окну. С кухни донесся глухой удар, и Айви опять дернула меня к полу, как только я попыталась подняться.

– Лежи смирно, – негромко сказала она. – Дженкс о них позаботится.

– Но что… – Мое возражение мигом заглохло, стоило только Айви в мутном свете раннего утра обратить на меня свои ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ черные глаза. Что мог Дженкс противопоставить наемным убийцам из фей? Он учился служить наводчиком, а не вести партизанскую войну. – Послушай, извини, – прошептала я. – Ну, что я тебя ударила.



Айви даже не шевельнулась. Бурлящая смесь самых различных эмоций собиралась по ту сторону ее глаз, и я невольно затаила дыхание.

– Пойми, ведьмочка, – процедила Айви, – стоит мне только захотеть, и ты меня не остановишь.

Похолодев, я с трудом сглотнула. Слова Айви прозвучали как обещание.

– Что-то изменилось, – продолжила она, сосредоточив свое внимание на закрытой двери. – Такого я еще примерно три дня не ожидала.

Меня охватило какое-то нездоровое чувство. ВБ изменила ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ свою тактику. И я сама это на себя навлекла.

– Фрэнсис, – сказала я. – Это моя вина. Теперь в ВБ знают, что я могу проскальзывать мимо их наблюдателей. – Я прижала кончики пальцев к вискам. Кизли, тот старик в доме через дорогу, меня предупреждал.

Грохот раздался в третий раз, громче всего. Мы с Айви сверлили глазами дверь. Я прекрасно слышала стук своего сердца. Интересно, слышала ли его Айви. После долгой паузы раздался тихий стук в дверь. Напряжение буквально меня сковало, и я услышала, как Айви переводит дух, собираясь с силами.

– Папа? – негромко спросил Джакс. Из коридора донесся громкий вой, и Джакс ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ метнулся к двери. – Папа! – крикнул он.

Горбясь, я с трудом встала на ноги. Затем включила свет, щурясь во внезапном сиянии на часы, которые мне одолжила Айви. Половина шестого. Я спала всего час.

Айви вскочила на ноги с поразительной быстротой, открывая дверь и стремительно выскальзывая в коридор.

Подол ее халата развевался позади. Я вздрогнула, когда она вышла. Я вовсе не хотела причинить ей боль. Нет, неправда. Хотела. Но мне показалось, будто Айви хочет сделать себе из меня ранний завтрак.

Дженкс стрелой влетел в комнату, едва не разбившись об окно, пока он пытался приземлиться на подоконник.

– Дженкс? – спросила я, решая, что мои извинения ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ перед Айви могут подождать. – С тобой все хорошо?

– Все просто ат-лично! – протянул Дженкс. Голос у него был какой-то пьяный. – В ближайшее время феи нас больше не потревожат. – Мои глаза изумленно расширились при виде кусочка стали у него в руке. Штуковина имела деревянную рукоять и была размером с одну из тех палочек, на которые насаживают маслины. Немного пошатавшись, Дженкс уселся на подоконник, случайно подминая нижнюю часть своих крылышек.

Джакс подлетел к своему папаше, ухватил его за грудки и снова поставил на ноги.

– Папа, ты как? – озабоченно спросил он. Тут я разглядела, что Дженкс был изрядно потрепан. Одно из его ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ верхних крылышек было в лохмотьях. Кровь текла из нескольких царапин на его тельце, одна из которых шла аккурат под правым глазом. Левый глаз Дженкса сильно заплыл. Он вовсю опирался на Джакса, который отчаянно силился удержать своего папашу в вертикальном положении.

– Давай сюда, – сказала я, подсовывая ладонь под Дженкса и вынуждая его туда сесть. – Пойдем на кухню. Там больше света. Может, нам удастся заклеить тебе крылышко.

– Там ваще никакого света, – не слишком внятно выговорил Дженкс. – Расхерачил к едреней фене. – Он поморгал, пытаясь взять меня в фокус. – Извини.

Не на шутку озабоченная, я накрыла фейка чашечкой другой ладони, невзирая на его ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ глухие протесты.

– Джакс, – сказала я, – приведи свою матушку. – Юный феек схватил отцовский меч и вылетел наружу, держась под самым потолком. – Айви! – крикнула я, пробираясь по темному коридору. – Что ты про фейков знаешь?

– Как выяснилось, почти ничего, – отозвалась она, опять оказавшись у меня за спиной, и я невольно подпрыгнула.

Войдя на кухню, я ткнула локтем выключатель. Никакого эффекта. Все лампы были разбиты.

– Постой, – сказала Айви. – Тут стекло по всему полу.

– Откуда ты знаешь? – недоверчиво поинтересовалась я, но все же решила не рисковать своими босыми ногами в такой темнотище. Айви с черным шелестом скользнула мимо меня, и я содрогнулась от холодка ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ, которым от нее повеяло. Она вела себя слишком уж по-вампирски. Раздался хруст стекла, а затем лампа дневного света над плитой с духовкой вдруг ожила, озаряя кухню малоприятным свечением.

Осколки тонкого стекла от ламп дневного света усеивали весь пол. В воздухе висел едкий туман. Мои брови удивленно приподнялись, как только я поняла, что это облако феечной пыльцы. Пыльца тут же попала мне в глотку, и я в темпе поставила Дженкса на столешницу, чтобы, чихнув, ненароком его не выронить.

Сдерживая дыхание, я пробралась к окну и открыла его пошире. Мистер Фиш беспомощно лежал в раковине – его чаша была разбита. Я ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ осторожно извлекла его из кучи осколков толстого стекла, наполнила водой пластиковую чашку и сунула туда несчастную рыбку. Мистер Фиш повилял хвостиком, подергался и наконец опустился на дно. Мало-помалу его жабры задвигались туда-сюда. Вскоре все с ним было в порядке.

– Дженкс? – спросила я, поворачиваясь к фейку и обнаруживая, что он по-прежнему стоит там, где я его оставила. – Что случилось?

– Мы им всыпали, – едва слышно сказал Дженкс, клонясь набок.

Айви взяла из кладовки швабру и принялась сметать все стекло в одну кучу.

– Они думали, я не знаю, что они там, – продолжил Дженкс, пока я рылась в поисках ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ какой-нибудь липкой ленты. Однако для начала я вздрогнула, наткнувшись на отрубленное крылышко феи. Оно куда больше напоминало крылышко лунного мотылька, нежели стрекозиное. Чешуйки стирались мне на пальцы, оставляя там зеленые и лиловые пятна. Я аккуратно отложила крылышко в сторону. Существовало несколько очень сложных заговоров, для которых непременно требовалась фейская пыльца.

«Боже ты мой», – подумала я, отворачиваясь и почти собираясь тошниться. Кто-то погиб, а я уже прикидываю, как бы использовать часть его крылышка для какого-то там заговора.

– Малыш Джейси первым их заприметил, – со зловещими модуляциями в голосе заговорил Дженкс. – На дальней стороне человеческого кладбища. Розовые ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ крылышки на фоне садящейся Луны, пока земля ускользала от ее серебристого света. Они добрались до нашей стены. Наши ряды были сплочены. Мы защищаем нашу землю. Сказано – сделано.

Не на шутку озадаченная, я взглянула на Айви. Она молча стояла со шваброй в руке. Глаза ее были широко распахнуты. Все это было поразительно. Дженкс не ругался – он говорил поэтично. И он еще не закончил.

– Первая ушла под дуб, пораженная вкусом стали в своей крови. Вторая на священную землю упала, запятнанная криками своего безрассудства. Третья в пыльце и соли не сдюжила, была послана обратно к своей госпоже. Безмолвное предупреждение прозвучало. – Дженкс поднял ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ взгляд, явно меня не видя. – Это наша земля. Так сказано было со сломанным крылом, отравленной кровью и их павшими, еще не погребенными.

Мы с Айви уставились друг на друга в тусклом свечении лампы над плитой.

– Что это за дьявольщина? – прошептала Айви, и глаза Дженкса прояснились. Повернувшись к нам, он прикоснулся к своей голове, отдавая честь, после чего колени фейка подогнулись, и он медленно осел на столешницу.

– Дженкс! – дружно воскликнули мы с Айви, бросаясь к нему. Айви поспела первой. Нежно обхватив Дженкса чашечками своих ладоней, она с паникой в глазах повернулась ко мне.

– Что же мне делать? – с мольбой в ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ голосе произнесла Айви.

– Откуда мне знать? – крикнула я в ответ. – Он дышит?

Послышался звон колокольчиков, и жена Дженкса стремительно влетела в комнату, таща за собой на прицепе по меньшей мере дюжину феечных детишек.

– В вашей гостиной чисто, – торопливо сообщила она. За спиной у нее раздувался шелковый плащ цвета утреннего тумана. – Никаких чар. Отнесите его туда. Джем, лети впереди мисс Айви и включи в гостиной свет, а потом помоги Джинни доставить туда мою аптечку. Джакс, проведи всех остальных по всей церкви. Начните с колокольни. Не пропустите ни трещинки. Обыщите все стены, все трубы, все кабели и телефонные линии. Стерегитесь сов, и не забудьте ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ проверить нишу священника. Если вам покажется, будто вы почуяли заговор или одну из тех фей, сразу же кричите. Ясно? А теперь за дело.

Феечные детишки рассыпались по сторонам. Айви тоже послушно последовала приказу крошечной женщины и припустила в гостиную. Я вполне могла бы посчитать все это забавным, если бы у нее на ладонях не лежал неподвижный Дженкс. Хромая, я последовала за ними.

– Нет, милочка, – распорядилась крошечная женщина, когда Айви собралась было пристроить Дженкса на подушку. – На тот стол в самом конце, пожалуйста. Чтобы резать, мне потребуется твердая поверхность.

«Чтобы резать?» – в ужасе подумала я, убирая со стола ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ Айвины журналы и просто смахивая их на пол. Затем я уселась на ближайший стул и наклонила абажур лампы. Адреналин постепенно рассасывался, награждая меня жутким головокружением. Кроме того, оставаясь в одной фланелевой пижаме, я испытывала нешуточный холод. Что, если Дженкс был серьезно ранен? Меня до глубины души потрясло то, что он действительно убил двух фей. Он их убил. Да, конечно, раньше мне приходилось отправлять народ в больницу, но чтобы кого-то убивать? Мысленно я вернулась к своему страху, сидя в темноте неподалеку от напряженной вампирши и задумываясь, смогла бы я сделать то же самое.

Айви положила Дженкса на стол с ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ такой осторожностью, как будто он был сделан из папиросной бумаги, затем попятилась к двери. Ее обычно прямая спина была теперь сгорблена, заставляя ее выглядеть нервозной и явно не в своей тарелке.

– Пойду проверю снаружи, – сказала Айви. Миссис Дженкс улыбнулась, демонстрируя нестареющую теплоту гладких, юношеских черт своего лица.

– Нет, милочка, – сказала она. – Там теперь все спокойно. У нас есть по меньшей мере сутки, прежде чем ВБ найдет другой клан фей, который пожелает пробить брешь в наших рядах. А таких денег, чтобы заставить фейков вторгнуться в сад других фейков, просто не существует. Все это просто доказывает ту истину, что феи – неотесанные варварши. Впрочем ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ, если желаете, можете идти поискать. Этим утром даже юное дитя могло бы танцевать там среди цветов.

Айви открыла было рот, желая возразить, но затем поняла, что миссис Дженкс говорит совершенно серьезно. Тогда она опустила глаза и выскользнула в заднюю дверь.

– Дженкс что-нибудь сказал, прежде чем потерял сознание? – спросила миссис Дженкс, так укладывая своего мужа, что его крылышки оказались неловко вывернуты наружу. Феек выглядел совсем как приколотая булавкой сикараха в зоологическом музее, и мне стало нехорошо.

– Нет, – сказала я, удивляясь ее спокойному поведению. Лично я чуть с ума не сходила. – Он вроде бы начал читать наизусть ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ какой-то сонет или что-то в таком роде. – Я сгорбилась и поплотнее натянула на горло воротник пижамной курточки. – А с ним все будет хорошо?

Миссис Дженкс опустилась на колени рядом со своим мужем. Ее облегчение было очевидным, пока она осторожно пробегала пальцем под его заплывшим глазом.

– С ним все отлично. Если Дженкс ругался или читал стихи, значит, с ним все в порядке. Вот если бы вы сказали мне, что он пел, тогда я бы встревожилась. – Тут миссис Дженкс отняла ладони от своего мужа и посмотрела куда-то вдаль. – В тот единственный раз, когда он вернулся домой с песнями ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ, мы чуть было его не потеряли. – Ее глаза прояснились. Плотно сжимая губы в невеселой улыбке, миссис Дженкс открыла принесенный детьми чемоданчик.

Я ощутила острый укол совести.

– Я очень об этом сожалею, миссис Дженкс, – сказала я. – Ведь это все из-за меня, это я во всем виновата. Если Дженкс захочет разорвать свой контракт, я очень его пойму.

– Разорвать свой контракт? – Миссис Дженкс с пугающей пристальностью на меня посмотрела. – Господи, деточка. Даже не думайте ни о чем подобном.

– Но Дженкс не должен был с ними сражаться, – запротестовала я. – Его могли убить.

– Там было всего три феи, – сказала крошечная женщина, расстилая рядом ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ с Дженксом квадратик белой ткани и принимаясь выкладывать туда некое подобие хирургического набора, повязки, мази и даже что-то вроде искусственной перепонки крылышка. – И им следовало остерегаться. Они видели предупредительные знаки. Их смерть стала вполне законной. – Миссис Дженкс улыбнулась, и я поняла, почему Дженкс использовал свое желание, лишь бы ее удержать. Она была сущий ангел – даже с ножом в руках.

– Но ведь они пришли не за вами, – продолжила настаивать я. – Они пришли за мной.

Когда миссис Дженкс отрицательно замотала головой, кончики ее легких волос закачались.

– Это неважно, – лиричным голосом возразила она. – Они все равно захотели бы прибрать к рукам этот сад ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ. Но я думаю, что они сделали это за деньги. – Последнее слово крошечная женщина едва ли не выплюнула. – ВБ потребовалась уйма денег, чтобы убедить их испытать силу моего Дженкса. – Она вздохнула, а затем принялась нарезать тонкую перепонку на кусочки нужной формы, чтобы залатать дырки в Дженксовском крылышке. С таким же холодным спокойствием обычно штопают носки.

– Не стоит так волноваться, – продолжила миссис Дженкс. – Они думали, раз мы совсем недавно вступили во владение этим садом, им удастся застать нас врасплох. – Тут она обратила на меня определенно самодовольный взгляд. – Они сильно ошиблись, не так ли?

Я просто не знала, что сказать ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ. Вражда фей и фейков заходила гораздо глубже, чем я себе представляла. Придерживаясь того образа мыслей, что никто не может владеть землей, феи и фейки втайне лелеяли идею о праве собственности, полагаясь на тот простой афоризм, что прав сильный. А поскольку ни с кем, кроме друг друга, они в соревнование не вступали, суды сквозь пальцы смотрели на их разборки, позволяя феям и фейкам самим улаживать свои разногласия, собственными методами – очевидно, вплоть до убийства. Я задумалась, что сталось с теми, кто занимал этот сад до того, как Айви сняла церковь.

– Дженкс вас очень любит, – сказала крошечная женщина, скатывая перепонку крылышка в ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ рулон и убирая ее в чемоданчик. – Зовет вас своей подругой. Из уважения к нему я тоже удостою вас этого титула.

– Сп‑пасибо, – с запинкой отозвалась я.

– Впрочем, я вам не доверяю, – продолжила миссис Дженкс, и я вздрогнула. Она была столь же откровенна, что и ее супруг, и примерно столь же тактична. – Это правда, что вы сделали его своим партнером? По-настоящему, а не просто ради жестокого розыгрыша?

Мой ответный кивок оказался, пожалуй, самым серьезным за всю прошедшую неделю.

– Да, мэм. Он вполне этого заслуживает.

Миссис Дженкс взяла с белого квадратика крошечные ножницы. Они скорее напоминали фамильную ценность, нежели функционирующий инструмент. Их ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ деревянные ручки были вырезаны в форме птицы. Клювик этой птицы был металлическим, и мои глаза в страхе расширились, когда крошечная женщина взяла в руку холодное железо и присела на корточки рядом с Дженксом.

– Пожалуйста, не просыпайся, любовь моя, – услышала я ее шепот, а затем стала изумленно наблюдать за тем, как она аккуратнейшим образом подравнивает растрепанные края крылышка Дженкса. В закрытой комнате повис сильный запах прижигаемой крови.

И тут же, словно этот запах ее призвал, в дверном проходе возникла Айви.

– У тебя кровь идет, – сказала она. Я покачала головой.

– Это из крыла Дженкса.

– Нет. Это твоя кровь. Из твоей ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ ступни.

Подавляя вспышку тревоги, я резко выпрямилась. Затем, оторвав взгляд от Айви, подняла ногу, чтобы посмотреть на пятку. Ее сплошь покрывало красное пятно.

– Я помою, – сказала Айви, и я мгновенно опустила ногу, сжимаясь от страха. – Пол, – раздраженно уточнила Айви, – Ты оставила кровавые следы по всему полу. – Она указала в коридор. Я посмотрела туда, и в растущем свете нового дня ясно увидела свои следы. – Я даже не собиралась касаться твоей ступни, – пробурчала Айви, топая прочь.

Я покраснела. Что ж… в конце концов, я проснулась от того, что она дышала мне в шею.

Из кухни донесся глухой стук створок буфета ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ и шум бегущей воды. Айви явно на меня разозлилась. Пожалуй, мне следовало извиниться. Но за что? За то, что я ее ударила, я уже извинилась.

– Вы уверены, что с Дженксом будет все хорошо? – спросила я его жену, стараясь отвлечься от мучительной проблемы с Айви.

Миссис Дженкс вздохнула.

– Если я смогу приладить заплаты на место, прежде чем он проснется. – Она села на пятки, закрыла глаза и произнесла краткую молитву. Затем, вытирая руки о юбку, взялась за тусклое лезвие с деревянной ручкой. Уложив первую заплату на место, крошечная женщина провела плоской стороной лезвия по ее краям, приваривая заплату к крылышку Дженкса. Он ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ весь задрожал, но не проснулся. Когда миссис Дженкс закончила с заплатами, руки ее заметно дрожали, а феечная пыльца вовсю с нее сыпалась, заставляя крошечную женщину словно бы светиться. Ну сущий ангел!

– Дети? – позвала миссис Дженкс, и они почти мгновенно налетели отовсюду. – Отнесите вашего отца домой. Джози, ты не слетаешь вперед и не проверишь, открыта ли дверь?

Я стала наблюдать за тем, как дети снижаются над Дженксом, поднимают его и выносят через дымоход. Миссис Дженкс устало поднялась на ноги, пока ее старшая дочь упаковывала все принадлежности обратно в чемоданчик.

– Мой Дженкс, – сказала крошечная женщина, – порой стремится к гораздо большему ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ, нежели то, о чем фейку вообще-то следует мечтать. Прошу вас, мисс Морган, не дайте моему мужу погибнуть из-за его безрассудства.

– Я попытаюсь, – прошептала я, пока миссис Дженкс и ее дочь исчезали в дымовой трубе. Я испытывала нешуточную вину, как будто я намеренно манипулировала Дженксом, желая себя защитить. Послышался скользящий звон стекла, которое ссыпали в мусорное ведро, и я встала, глазея в окно. Солнце уже висело в небе, гладя своими лучами травы в саду. Сейчас мне было самое время лежать в постели, но я сильно сомневалась, что мне удастся снова заснуть.

Чувствуя усталость и неуверенность, я прошаркала на кухню ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ. Айви стояла на карачках в своем черном халате, аккуратно вытирая мои следы.

– Извини, – сказала я, остановившись посреди кухни и обхватив себя руками.

Айви, сузив глаза, внимательно на меня посмотрела, неплохо играя роль мученицы.

– За что? – осведомилась она, явно желая протащить меня через весь процесс принесения извинений.

– За… ну, за то, что я тебя ударила. Я тогда еще толком не проснулась, – солгала я. – И не поняла, что это ты.

– За это ты уже извинялась, – напомнила мне Айви, возвращаясь к своей уборке.

– Ну, тогда за то, что ты вытираешь мои следы, – еще раз попыталась я.

– Я сама это предложила.

Я повесила ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ голову. Да, действительно. Я не собиралась копаться в мотивах, которые могли за этим предложением стоять, а просто сочла его любезным. Но Айви все равно была из-за чего-то рассержена. И я понятия не имела, из-за чего.

– Послушай, Айви, может, ты сама мне подскажешь? – наконец предложила я.

Айви встала с пола, подошла к раковине и принялась методично прополаскивать тряпку. Затем аккуратно повесила квадрат желтой ткани сушиться на водопроводный кран. Наконец она повернулась ко мне, опираясь о столешницу.

– Как насчет самой чуточки доверия? Я же сказала, что не собираюсь тебя кусать. И я правда не собираюсь.

Я невольно разинула рот ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ. Доверие? Так Айви расстраивалась из-за моего недоверия?

– Ты хочешь доверия? – воскликнула я. Выяснилось, что мне требовалось разозлиться, чтобы с Айви об этом заговорить. – Тогда как насчет того, чтобы ты лучше держала себя в руках? Я даже одного слова тебе поперек сказать не могу, чтобы ты не вела себя со мной как вампирша!

– Я так себя не веду, – сказала Айви. Глаза ее удивленно распахнулись.

– Еще как ведешь, – продолжила я, бурно жестикулируя. – Все совсем как в первую неделю нашей совместной работы, когда мы заспорили о том, как нам лучше сцапать того магазинного вора в торговом центре. Одно лишь то, что я ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ с тобой не согласна, не означает, что я неправа. По крайней мере выслушай меня, прежде чем решить, что я ошибаюсь.

Айви медленно перевела дух.

– Да. Ты права.

Тут я аж вздрогнула. Айви думала, что я права?

– И еще одно, – добавила я, слегка смягчаясь. – Прекрати убегать в самом разгаре споров. Сегодня ночью ты так отсюда вырвалась, как будто готова была кому-то голову оторвать. А потом я просыпаюсь и вижу, что ты надо мной склоняешься. Еще раз извини, что я тебя ударила, но ты должна признать, что вроде как сама это заслужила.

Слабая улыбка мелькнула на лице Айви ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ – и тут же исчезла.

– Угу. Пожалуй. – Она сняла тряпку с крана и снова ее туда повесила. Повернувшись ко мне, она сложила руки на груди и крепко ухватила себя за локти. – Хорошо, я не буду убегать в самом разгаре споров, но тогда тебе придется в такие минуты не слишком возбуждаться. Ты меня бесишь, пока я не перестаю землю под собой чуять.

Я вздрогнула. Что Айви имела в виду под словом «возбуждаться»? Пугаться? Сердиться? Или и то, и другое?

– Извини, ты о чем?

– И еще. Нет ли у тебя более сильных духов? – извиняющимся тоном добавила Айви.

– Я… я только что немного купила, – удивленно ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ ответила я. – Дженкс сказал, что они все-все скрывают.

Внезапная досада исказила лицо Айви, когда наши взгляды вновь встретились.

– Послушай, Рэйчел… Я по-прежнему чую, что от тебя сильно пахнет мной. Ты совсем как большая булочка в шоколаде на пустом столе. А когда ты так ужасно возбуждаешься, тебя как будто только-только из духовки вытащили. Ты вся такая теплая, сладкая и липкая. У меня уже три года такой булочки не было. Неужели ты не можешь просто успокоиться, чтобы так чертовски славно не пахнуть?

Я ахнула и, внезапно похолодев, опустилась на свой стул у стола. Сравнения с пищей я очень ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ не любила. И теперь я никогда уже не смогу съесть булочку в шоколаде.

– Я перестирала свою одежду, – негромко заметила я. – И больше не пользуюсь твоим постельным бельем и мылом.

Айви смотрела в пол, когда я от нее отвернулась.

– Я знаю, – сказала она. – И очень это ценю. Это помогает. Здесь не твоя вина. Запах вампиров долго не покидает тех, с кем они живут. Эта особенность способствует выживанию. Она склонна удлинять жизнь вампирскому компаньону, отваживая от него других вампиров. Я не думала, что стану ее замечать, если буду заботиться о том, чтобы мы делили только жилище, но не кровь.

Я содрогнулась ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ, припомнив школьные занятия основами латинского языка, где нам втолковывали, что слово «компаньон» происходит от слова «хлеб».

– Я тебе не принадлежу, – сказала я.

– Я знаю. – Не глядя на меня, Айви аккуратно перевела дух. – Лаванда помогает. Возможно, если бы ты развесила несколько сумок с ней у себя в платяном шкафу, этого стало бы достаточно. И если бы ты вдобавок постаралась не вести себя так эмоционально. Особенно когда мы… обсуждаем альтернативные действия.

– Хорошо, – мягко сказала я, только теперь понимая, какой сложной должна будет стать эта адаптация.

– Ты по-прежнему собираешься завтра к Каламаку? – спросила Айви.

Я кивнула, испытывая громадное облегчение от смены ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ темы.

– Конечно, я не хочу ехать без Дженкса, но вряд ли я смогу дождаться, пока он снова сможет нормально летать.

Айви долго молчала.

– Я тебя подвезу. Настолько близко, насколько ты захочешь рискнуть.

Я уже во второй раз невольно разинула рот.

– Почему? Нет, в самом деле? – быстро исправилась я, и Айви пожала плечами.

– Ты права. Если ты в темпе с этой проблемой не справишься, до следующей недели тебе не дожить.


documentaaxzbsj.html
documentaaxzjcr.html
documentaaxzqmz.html
documentaaxzxxh.html
documentaayafhp.html
Документ ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ